Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Cобытия

Детская литература продолжается…

Вторник, 28 сентября 2010

Интервью с известным литературным критиком Ксенией МОЛДАВСКОЙ

В сентябре в России будет объявлен Национальный конкурс на лучшее литературное произведение для подростков. Литературная общественность Петропавловска-Камчатского нынче принимает интересного гостя – директора «Центра поддержки отечественной словесности» Георгия УРУШАДЗЕ. Ждали также известного литературного критика Ксению МОЛДАВСКУЮ (Москва), но Георгий Фридонович приехал один. Однако пообщаться с Ксенией Александровной все же удалось (слава современным средствам коммуникации!)
 
- Ксения Александровна, вы были членом литературного совета премии «Заветная мечта» – предшественницы нового конкурса. Что сталось с нею? Почему ее решили заменить новым конкурсом?

- К великому нашему сожалению, с «Заветной мечтой» случился тот самый кризис 2008 года. Как известно, эта премия при своем статусе Национальной и при том, что поддерживалась Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям, была инициирована частным капиталом: ее учредило инвестиционное агентство недвижимости. При МИАНе был создан фонд «Заветная мечта», который и занимался организацией премиальных сезонов. Но проведение столь масштабного мероприятия да еще с таким крупным призовым фондом, какой был у «Заветной мечты», – дело чрезвычайно затратное. Так что, когда кризис подкосил риэлторов и девелоперов, волна докатилась и до детской премии. МИАН завершил четвертый сезон, и на этом «Заветная мечта» прекратила свое существование.

Однако и люди за четыре сезона уже привыкли к тому, что премия проводится, что новые рукописи ищутся, что процесс идет и подогревается каким-то образом, и вообще понятно, что нельзя стране обойтись без масштабного конкурса в области литературы для детей и подростков. Поэтому при первой же возможности решено было создать конкурс, который бы взял на себя функции поддержки литературного процесса, поддержки чтения и поддержки общественного интереса к чтению детей и подростков. Новый конкурс учтет все достижения и промахи предшественников, но это будет, конечно, совершенно отдельное и самостоятельное мероприятие. Так что я бы не сказала, что «решено заменить», я бы говорила о продолжении значимых культурных инициатив.

- Если можно, – несколько слов об учредителе конкурса НП «Центр поддержки отечественной словесности»? Что это за организация? Когда создана? Каков ее «послужной список»?

- Некоммерческое партнерство «Центр поддержки отечественной словесности» – структура, созданная специально для реализации крупных проектов в области литературы и литературного процесса.
С 2005 года НП ЦПОС организует и проводит главную русскоязычную литературную премию – «Большую книгу». Теперь вот к «Большой» присоединяется книга для подростков. Это естественно и закономерно, потому что такова миссия Центра.

- Какие регионы России намерены посетить организаторы конкурса? Цель посещений и встреч?

- В этом сезоне мы намерены посетить Камчатку, Алтай и юг России. Вообще же мы планируем за несколько лет объехать все регионы страны. Нам это представляется очень важным делом. У наших поездок несколько задач: во-первых, личные встречи, живое общение помогают привлечь к нашему конкурсу больше людей – как писателей, так и читателей. Во-вторых, мы сами смотрим, как дела в регионах, общаемся с писателями, с библиотекарями и понимаем, что нужно сделать, чтобы наш конкурс стал национальным не только по названию, но и по ощущению участников и читателей. И, пожалуй, самое главное то, что наш конкурс, наши поездки должны способствовать объединению культурного пространства страны.

Сейчас ведь наше культурное пространство разобщено, пожалуй, похлеще, чем во времена средневековой феодальной раздробленности. Из-за того, что телевидение делается в Москве, 70% всех книг выпускаются в Москве и так далее может создаться впечатление, что в Москве делается вся русскоязычная культура. Это, мягко говоря, не совсем так. Культура делается везде, но, к примеру, Калининград не знает писателей Екатеринбурга, Воронеж плохо себе представляет, что происходит в Архангельске, а Смоленск – в Барнауле. Ну и в обратную сторону соответственно. Про Москву я вообще промолчу: все-таки сама москвичка. Открытые конкурсы позволяют как минимум увидеть, что литература рождается и за МКАДом (Московской кольцевой автомобильной дорогой), познакомиться со страной. «Заветная мечта» сделала несколько открытий – громко прозвучали имена как совсем новые, так и малоизвестные. Например, четвертый сезон познакомил нас с творчеством прекрасного камчатского писателя Павла Калмыкова, и хочется верить, что именно благодаря премии на него обратило внимание одно из крупнейших наших издательств – петербургская «Азбука-классика». Среди победителей «Заветной мечты» были писатели из Екатеринбурга, Иванова, Казани, западноукраинского Ивано-Франковска и голландской Гааги. Их тексты становились доступны всей стране – и это очень важный результат, к которому мы будем стремиться и в нашем новом конкурсе.
- Вы искренне верите в то, что такие конкурсы, встречи и премии способствуют привлечению подростков к чтению и развитию детской и подростковой литературы? Не будет ли конкурс интересен только самим организаторам и участникам?

- Да, мы искренне верим. Мало того, у нас есть доказательства. Когда «Заветная мечта» напечатала и распространила по всем детским и школьным библиотекам страны книги лауреатов, они начали пользоваться огромным спросом, на них очереди выстраивались и выстраиваются по сию пору. Самой популярной оказалась книга Дины Сабитовой «Цирк в шкатулке» – в библиотеках сейчас даже методички пишут по работе с этой повестью. Я как раз недавно из Нижнего Новгорода привезла Дине очередную порцию, чтоб она знала, какая интересная, педагогически грамотная и социально значимая сказка у нее получилась. Так что пусть не расслабляется: ее следующих книг, которые совсем скоро должны выйти в двух московских издательствах, ждет внимательная публика.

Но я отвлеклась от привлечения к чтению. Дело в том, что современной подростковой литературы у нас выходит очень мало, а до регионов доходит и того меньше. То, что доходит, – продукция крупных издательств, раскрученные бренды и серии, – не удовлетворяет спрос. Ведь что ищут подростки в книгах? Себя. То есть, героя, с которым можно было бы себя и своих друзей проассоциировать, ситуации, которые были бы узнаваемы – ну, например, как школьные взаимоотношения в «Гарри Поттере». И, конечно, подростку нужен драйв, новые впечатления, причем – даже если он сам себе не отдает в этом отчет – впечатления не поверхностные вроде быстрой смены событий, а глубинные, чтоб было над чем подумать, может с друзьями обсудить. Однообразие тех подростковых книжных серий и сериалов, что широко расходятся по стране, одновременно затягивает и утомляет. Пренеприятное ощущение. Надеемся, что доступность новой качественной литературы – той, что откроет наш конкурс, – поможет многим юным читателям найти свою книгу. Мы сделаем все возможное, чтобы тексты-победители были доступны всем подросткам, читающим по-русски.

Вообще по приглашениям библиотек я довольно много езжу по стране с обзорами, лекциями, мастер-классами и в каждом регионе, куда приезжаю, слышу последний год одни и те же вопросы: когда будет конкурс? Стоит ли ждать новых открытий? Получим ли мы новые, современные тексты для подростков? Вопросы задают и взрослые, и сами подростки. Полагаю, это лучшее свидетельство того, что мы работаем не над «междусобойчиком», а действительно важным и нужным событием.

- По вашему мнению, не опасен ли для культурного будущего России резкий спад интереса детей и подростков к чтению книг, а хороших книг – в особенности? Что можно сделать, чтобы исправить ситуацию?

- Думаю, что «резкий спад интереса детей и подростков к чтению» – очередной миф. Процент с искренним интересом читающих детей вряд ли менялся за последние 200 лет. Другое дело, что у тех, кто раньше бы читал без интереса, а просто от нечего делать, теперь есть другие способы проведения досуга. Кроме того, «хорошая книга» – понятие абсолютно субъективное. Каждый человек оценивает «хорошесть» книги в меру своего литературного вкуса, который формируется из начитанности, «насмотренности», включенности в культуру и личных предпочтений. К тому же, чтение детей и подростков – такая специфическая область, где не спрос формирует предложение, а совсем наоборот. Каким бы ни был спрос юного читателя, он может реализоваться только в том случае, если со спросом будут согласны родители. Детскую книгу покупают взрослые, и именно на них рассчитывают издатели. Поэтому, скажем, у нас выпускается очень много книг для дошкольников и очень мало – для учеников средних и старших классов. Поэтому так много переизданий советской классики и так немного новых имен. Поэтому переводной литературе отдается предпочтение перед «родной».

Мы придумали схему, при которой тексты, вышедшие в финал нашего конкурса, должны стать доступными читателям широко и бесплатно. Таким образом читательские предпочтения подростков не будут переламываться через призму взрослой неинформированности и коммерческих интересов (иногда их осуществление и в самом деле опасно для культурного будущего). Считайте это нашим вкладом в исправление ситуации.

- Ваше мнение о школьной программе «2100» в части курса литературы?

- Это одна из программ для начальной школы? Мои дети учились по «Гармонии», а «Школу 2100» я не знаю. Посмотрела сейчас в Интернете. Вроде бы, в основе литературного курса этой программы лежат интересные идеи: приобщение детей к мировой культуре, чтение произведений, которые стали базовыми для людей в Европе, Америке, Австралии. Мне кажется, что это хорошо придумано: общие книги, прочитанные в детстве, дарят людям взаимопонимание независимо от языка и географии. Но, конечно, я ничего не могу сказать наверняка, поскольку, повторю, полного списка программных произведений не видела.

Вообще же у меня, бывшей школьной словесницы, отношение к преподаванию литературы в школе двоякое. С одной стороны, я все время думаю, что большая часть произведений, входящих в школьную программу, не предназначена для детского и подросткового чтения, зачастую эти тексты скучны читателю, к тому же, стандартная работа с литературным произведением на уроке отчаянно напоминает представление в анатомическом театре. С другой стороны, именно эта программа, которая в основе своей сохраняется уже больше ста лет, объединяет поколения. Недавнее социологическое исследование Левада-центра показало, что у людей в России нет в области литературы общего авторитета, одинаково значимого для всех. Осмелюсь поспорить с социологами: такие авторитеты есть. Это Чуковский, Маршак, Барто, Кассиль, Коваль – и авторы текстов из школьной программы. Пока наши дети смогут понимать шутки про Муму или Раскольникова, окончательного раскола поколений не произойдет. Извините за невольный каламбур.

- Состав жюри конкурса… Кто председатель? Ждать ли нам в гости НАСТОЯЩИХ писателей, поэтов, действительно авторов действительно книг, действительно для детей?

- Поскольку наш конкурс официально будет объявлен только через две недели, я подержу немного интригу и не скажу, кто же стал председателем жюри. А вот состав жюри объявлю с удовольствием.
Главный и окончательный выбор будут делать сами подростки. Планируется специальная читательская смена во Всероссийском оздоровительном лагере «Орленок», кроме того, подростки смогут проголосовать на сайте – правда, им придется пройти регистрационную процедуру для того, чтоб доказать свою невиртуальность и свой возраст. Тексты-финалисты будут выложены в Сеть, чтобы читатели могли читать, обсуждать, рецензировать – и ставить оценки.

А вот отбирать финалистов из общего потока рукописей придется, конечно, взрослым экспертам. В экспертный совет войдут критики, библиотекари, психологи, писатели, чьи имена и биографии можно будет найти на сайте «Большой книги» (http://bigbook.ru) и на сайте конкурса после того, как конкурсный сезон официально откроется. Пока скажу, что согласие работать в экспертном совете дали критик Мария Порядина и писатель, вошедший в Почетный список Международного совета по детской книге, лауреат «Заветной мечты» и «Алых Парусов», Валерий Михайлович Воскобойников.

По моему мнению, работа эксперта даже важнее чем работа судьи – я вообще стараюсь не соваться ни в какие жюри, если можно быть экспертом и сидеть, что называется, на предварительном отборе. Именно эксперты определяют, из каких текстов в конечном итоге будут выбирать судьи. Конечно, тяжело читать тысячу рукописей ради того, чтоб из куч скучного, малограмотного, иногда даже нездорового текста выудить пару десятков сочинений действительно интересных. Зато на предварительном отборе очень здорово видны тенденции, настроения и заблуждения. Замечательная пища для анализа! Я уж не говорю о прекрасном чувстве первооткрывателя, когда находишь что-то действительно достойное. Особенно приятно, если по тексту не можешь вычислить автора. Эксперты же читают рукописи анонимно, но по стилю, конечно же, писателя можно определить. А вот если не определяется – ура! Кажется, открытие в кармане.

Что ж до второй части вашего вопроса, то я его не понимаю, извините. Что значит «НАСТОЯЩИХ писателей, поэтов, действительно авторов действительно книг, действительно для детей»? Получается, если у человека нет корочки или книжка пока еще не вышла – он не настоящий? Или ненастоящий писатель тот, кто живет вдалеке от федерального центра? Я уже называла сегодня имя доктора из Петропавловска-Камчатского Павла Калмыкова. Он самый настоящий писатель, автор самых настоящих книг для самых настоящих детей и самых настоящих взрослых (известно же, что самая хорошая детская книга та, что нравится и детям, и взрослым). Могу назвать еще несколько имен талантливых писателей, у которых пока еще не вышло ни одной книжки – например, это авторы стихов для детей Дина Бурачевская и Нина Саранча, которые, кстати, много публикуются в детских журналах, или прозаик Елена Явецкая, которая тоже печатается в журналах, но книги собственной пока не имеет.

Другое дело, что читателям хочется познакомиться с авторами книг, которые они держали в руках. Надеюсь, что у нас будет возможность привезти на Камчатку писателей из других регионов – все с той же целью знакомства и объединения культурного пространства.

Вот мы и услышали то, что хотели: на Чуковском и Барто детская литература в России не закончилась. У нас есть новые НАСТОЯЩИЕ писатели, а это значит, что у наших детей будут новые любимые книжки. И хорошо бы нам, взрослым, успеть их прочесть тоже. Тем более что теперь мы не только знаем имена авторов. Ведь московский гость прибыл на Камчатку не с пустыми руками: он привез для краевой детской библиотеки подарки от партнеров Конкурса – новые книги издательского дома Мещерякова, издательств «Эгмонт Россия», «Розовый жираф», «Компас-Гид», «Ломоносовъ». Организаторы надеются, что эти издания, в числе которых и художественная, и познавательная литература, придутся по душе юным камчатским читателям.

Беседовала Марина КОНОНЕНКО

Последнее обновление ( 29.09.2010 г. )

Источник: КамСити – Новости Камчатки